Джим под каплями дождя

Капли дождя падали вниз и стирали все то, что было до них. Они ударялись о спину, стекали к глазам, заставляя их плакать. Шерсть была мокрой, правая лапа ужасно болела. Болела так, что на нее невозможно было наступить.

Джим под каплями дождя

Джим шагал вперёд, слегка прихрамывая, дрожа под напором холодного ветра. Мокрая шерсть практически не грела, дождь усиливался, принося все новые волны отчаяния. Лужи расползались, преобразовывались в океаны влаги. Нужно было куда-то идти, но сил не было. Дождь медленно растворял остатки воли, лапы подкашивались, дрожь охватывала все тело. Впереди горели окна домов, внутри которых было тепло и уютно.

Подойдя к одному из них, Джим скорее упал, чем присел. Мягкий желтый свет вырывался из окна, освещая лучом надежды несколько метров мостовой. К сожалению, этот свет грел душу, но не тело.

Джим тоже когда-то жил в похожей квартире. У него был дом. У него был хозяин. В памяти всплывали приятные моменты сытой жизни. Это самая светлая пора, пора собачьего детства. Джим беззаботно бегал по квартире, кусался, забавно гавкал. Маленький комок шерсти, который был очень мил и почти не доставлял хлопот.

У него были огромные лапы, которые смешили хозяев. Они плохо разбирались в собаках и не знали, что это значит. А это значило одно — Джим станет большим. Он и сейчас был огромен, хотя дождь и намочил шерсть, примяв ее к бокам, обнажив тем самым острые ребра.

Некогда мускулистые лапы теперь представляли собой жалкое зрелище. Гордая собака превратилась в запуганную дворнягу, в глазах постоянно плавал страх, отражалось бессилие и непонимание.

Проблемы начались тогда, когда Джим подрос. Он не понимал, зачем хозяева уходили на работу, почему оставляли его одного. Ему всегда казалось, что он видит их в последний раз. Собаки не умеют плакать, они воют, воют так, что стынет сердце, воют так, что прохожие вздрагивают и оглядываются.

Вскоре хозяевам это надоело. Семейный совет вынес решение, жесткое решение, но единственно верное. Так казалось людям, ведь Джим просто не понимал, что происходит. Собакам не суждено что-то решать.

Последняя ночь была темной, Джим на всю жизнь запомнил ее. Он сидел у окна и наблюдал за дождем, который оставлял свои слезы на окнах, барабанил по асфальту. Не спалось. Плохое предчувствие бередило душу, не давало уснуть.

Джина, маленькая девочка лет восьми, тихо сопела в кровати. Эти вечером она долго играла с ним, вычесывала, а, ближе к ночи, расплакалась, обняла и никак не хотела отпускать. Джим искренне не понимал, чем вызвано такое поведение.

Все вокруг было похоже на сказочный сон, немного странный, немного страшный, но все же сон. Паутина тишины опутала сознание, веки начали закрываться, тело сковали оковы дремоты. Шум дождя отошел на задний план, темнота заполняла все поле зрения. Сон, спасительный сон завладел телом Джима, накрыл его своим легким покрывалом.

Вокруг простирался лес. Зеленый, девственный лес, не тронутый грязными руками цивилизации. Джим стоял на невысоком холме и смотрел на восходящее солнце, периодически оглядываясь по сторонам. Но он не был собакой, нет, он был настоящим волком. Огромным серым волком, диким зверем, подвластным лишь самому себе.

Небо застилали дождевые тучи, чернильными пятнами видневшиеся то тут, то там. Вдруг, где-то сбоку, прозвучал звук трубы, послышались всполохи выстрелов. Джим побежал. Сзади послышался приближающийся топот копыт, который с каждой секундой становился все громче. Крики людей опережали своих хозяев, обгоняли даже лошадей, на которых они скакали, и бросались на Джима, пытаясь ухватить его покрепче.

Пошел дождь. Мириады маленьких капель заполоняли все вокруг, постепенно увеличиваясь в размере, пытаясь утопить в себе весь мир. Земля с радостью приняла грусть неба, выраженную в каплях дождя, впитывала ее, сохраняя память об этом чудесном событии.

Джим бежал все быстрее, иногда, поскользнувшись, падал, затем вскакивал и снова бежал. Стуку сердца вторили раскаты грома, глаза почти ничего не видели за пеленой дождя. Но он не смог скрыться от погони, преследователи нагоняли его.

Оглянувшись, Джим увидел дуло ружья, которое окрасилось оранжевой краской выстрела. Пуля попала в ближайшую лужу, обрызгав, но не задев его. С каждым шагом Джим приближался к реке, перебравшись через которую, он мог бы оторваться от погони.

В поле зрения уже появилась тонкая полоска бурлящего потока. Собравшись с силами, он сделал последний рывок. Пуля прилетела неожиданно, откуда-то сбоку. Боль охватила все тело Джима, раздался волчий вой, заполнивший собой весь лес.

Джим вскочил. Сон напугал его, но ненадолго. Он увидел входящего в комнату мужчину, который был одет в странную униформу серо-зеленого цвета. Рядом с ним стоял хозяин, с намордником в одной руке и поводком в другой.

Джим с радостью подбежал к нему и встал на задние лапы, с подозрением оглядываясь на странного незнакомца. В глазах мужчины отражалась грусть, из кухни был слышен плач жены. Хозяин надел на него намордник и поводок, который затем передал человеку в комбинезоне. То, что было дальше, Джим не хотел вспоминать.

Наступило утро. Дождь прошел, но лужи остались. Сквозь покрывало туч пробивалось солнце. На этот раз свет грел не только душу, но и тело. Но для Джима было уже слишком поздно.



Комментарии
  • Марина

    Грустный рассказ. Но перечитав его второй раз, мне захотелось верить, что у Джима все сложилось хорошо с новым хозяином! Даже лучше прежнего. Люди, берегите животных, которых Вы приручили.

  • Дарья

    Марина, вы оптимистка, но, по-моему, ясно, что никакого нового хозяина у Джима не появилось. Надеюсь, что у собак есть свой собственный рай и теперь там Джиму тепло, сытно и весело. А главное, не страшно…

  • Елена

    Мой приятель недавно завел собаку. Он всегда говорил, что возьмет только бездомную, никаких породистых ему не надо было. Вот так и сделал. Хоть кто-то не увеличивает, а уменьшает количество бродячих собак гуманным способом.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).


Рубрики
Меню
Новые записи
Подписка на новости
Публикация на сайте
Разное