Желтый дождь

Мария Владиславовна Меликова, как и все, вернулась с войны в 45-м. Но война для неё до сих пор продолжается. В одинокой квартире, где кроме неё да кошки некому нарушать пропахшую пожелтевшим прошлым тишину, всё завалено книгами. Книгами о Великой Отечественной войне.

желтый дождь

- Никто не написал об этом лучше Симонова, — говорит Мария Владиславовна, разливая по чашкам чай. – «Живи и помни» — лучший роман о войне.

- А стихи? – спрашиваю.

- Да, конечно, они прекрасны. «Жди меня, и я вернусь. Только очень жди…». Помните, там дальше: «Жди, когда наводят грусть жёлтые дожди»? Почему не серые, вы не задумывались?

- Я как-то не обращала на это внимания.

- Напрасно! Симонов не из тех, кто допускает случайные слова.

- А что же это за дожди? Разве бывает жёлтый дождь?

- Бывает, милая. Вспоминаю его. Собственно, нам некогда было замечать дожди, снега, я даже не помню, цвели тогда цветы или нет. И всё-таки осталось в памяти: дождь был именно жёлтым!

- Отчего?

- Бог его знает! В воздухе много было газа, копоти, дыма от разрывающихся снарядов. И на небо было страшно смотреть. Даже если «мессеры» не летали, оно пугало. Такое опалённое, голое, словно без солнца…

И всё-таки иногда по ночам собирались облака. Однажды утром я вышла, испугавшись тишины. Небывалое спокойствие… И только маленькие капельки, как до войны, кап-кап, стучат по листьям. Только вот почему-то не прозрачные, а грязновато-песочные. Такой вот жёлтый дождь.

- Да, действительно, такие дожди «наводят грусть»…

- Это ничего. Однажды я видела красный дождь. Над полем под Прохоровкой.

Величайшее танковое сражение той войны. Помню, мы проезжали через груды людей и машин. На закате. И земля в буквальном смысле была залита кровью. А потом пошёл красный дождь. Если бы я имела талант и написала бы тот страшный пейзаж, это была бы величайшая картина человеческой жестокости.

- Ни у кого не читала ничего подобного тому, что вы рассказали.

- Книги во многом лгут. Война не может быть привлекательной, а перед писателями стояла задача — привлечь аудиторию. Вот и вплетали в сюжет любовь, идеалы…

- А что, любви там не было?

- Хм…- Мария Владиславовна улыбается. – Была, конечно. Но только далеко не такая, как в романах.

- А какая же?

- Да вот хотя бы как этот жёлтый дождь. Горькая, скупая. Но настоящая! Она поднимает глаза на пожелтевшую фотографию мужа. Они познакомились на фронте, вместе прошли половину войны, встретили День Победы в Берлине. А в 46-м он погиб под колёсами автомобиля, переходя дорогу перед булочной.

- «Жди меня, и я вернусь…» — говорит Мария Владиславовна, и голос её молодеет на целую жизнь.

Автор — Дубровина Мария.



Комментарии
  • И сказать-то нечего! Разве что кроме «СПАСИБО» за то, что мы не видим желтые, и уж тем более красные дожди!

  • Егор

    Да, благодаря поколению роковых сороковых мы живём спокойно и счастливо. А дождь вполне мог быть жёлтым из — за частиц тротила коим начинялись снаряды и бомбы. Во время взрывов эти частицы выбрасывались в воздух а потом выпадали вместе с дождём.

  • Яна

    Какие горестные воспоминания о цветном дожде. Человек не помнит цветы, но именно устрашающий оттенок дождя осколком врезался в сердце… Так хочется, чтоб с неба на нас сыпались только прозрачные капли, и никакая война не оставляла свой кровавый след, обрушившись на головы людей цветным дождем…

  • Михаил

    Да, это тротил он же тринитротолуол, он же тол. Продукты взрыва имеют повышенную токсичность, так что жёлтый дождь был ядовитым дождём. Ну а красный дождь? Это вода с испарившейся людской кровью. Кровавый дождь.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).


Рубрики
Меню
Новые записи
Подписка на новости
Публикация на сайте
Разное