Такой тёмный дождь

И что это за вечное стремление мужчины – уйти, женщины – удержать? Кто вложил в сердце одних тягу к странствиям, а в душу других – свирепое стояние за свой очаг?

тёмный дождь

Они сидели на кухне, в старом деревянном доме, где она жила с родителями, беседовали и по глотку отпивали чай из бездонных грубых бокалов, похожих на кубки викингов.

Он был студентом последнего курса и подрабатывал, выполняя ремонт натяжных потолков. Стрелка часов подкрадывалась к одиннадцати, и она прекрасно знала: ещё пять минут, и общага закроется. И ему негде будет ночевать. Он сидел как раз напротив циферблата и тоже понимал всё это, но уходить не спешил.

Подходил к концу сентябрь с самыми крупными и яркими звёздами в году. Они созревали, как яблоки, и сияли особенно остро, схваченные первым морозцем. Но сегодня звёзд видно не было, за окнами мутно синело, накрапывал неуютный тёмный дождь.

- А может, в шахматишки сыграем? – Предложил он, разгорячившись от разговора об играх и соперниках.

- Давай! – Обрадовалась она и заново наполнила водой огромный чайник, поставив его на огонь. В комнате родителей щёлкнул выключатель. Мама кашлянула и закрыла дверь.

- Ты – белыми?

- Конечно, — она, улыбаясь, сделала первый ход.

Они сидели у краешка стола, близко придвинувшись друг к другу, и она ощущала каждое движение его большого, вальяжного тела. До него доносился тонкий луговой аромат её волос. Они молчали. Слышно было, как постукивают по доске деревянные фигуры, как барабанит по крыше тёмный дождь осени, как стучат, себе на уме, часы.

Глаза у неё слипались. Она поднялась сегодня очень рано. После института помогала родителями перебирать картошку, ссыпать её в погреб, потом сжигали листья во дворе, потом — дотемна писала курсовую. И вот неожиданно пришёл он. Всё стало вдруг неважным, даже усталость, но глаза предательски смыкались.

- Ты рассеянно играешь, — заметил он. – Логика у тебя какая-то женская. Я бы в жизни не стал так ходить.

- Я просто давно не играла. – В тайне ей поскорее хотелось сдаться. Ей было бы даже приятно, если бы он её победил.

- Твои глаза поменяли цвет. Ты устала.

- Серые?

- Серые, как тёмный дождь. Спать пора. Пойду я.

- Подожди, чай скипел.

- А! Ну, давай на посошок. Они выпили ещё по бокалу. Бесконечно долго, обжигаясь, растягивая время. Всё-таки выиграв партию, он оживился, на него нашла весёлость. Он принялся читать ей запретную лирику Пушкина со всеми теми скабрезностями, которыми поэт любил осыпать женский пол.

- Хватит! – Голос её зазвенел, как фужер, взвинченный на столе и готовый разбиться. Он встал. Направился в сенцы одеваться, заворочался там, задевая в потёмках полки и крюки. Сердце её забилось, как у зайчонка.

- Погоди. Там такой дождь! У тебя зонтик есть? Он выглянул в дверь, и оттуда потянуло сыростью, свежестью, шумом улиц.

- Дождина вливает — дай Боже! Тёмный дождь какой-то, слепой. Зонтика, Лен, нету.

- Может, останешься? – спросила она одними губами.

- Не-ет, ты что! Я дойду. В первый раз что ли? Не растаю – не сахарный. – Он стоял перед ней, подпирая плечами низкие своды комнаты, уже одетый, чёрный, почти чужой. За спиной его пеной кипел тёмный дождь.

- Ну? – Она привстала на носочки.

- Ну, пойду.

- Иди…

- А у вас тут в сенцах диван где-то был, растрёпанный такой.

- Вот он, надо только вещи с него убрать.

- На нём я бы, может, и переночевал. Я так-то не боюсь намокнуть, а ноги – вот… Видишь? – Он показал ей распахнутую пасть ботинка.

- Ну почему здесь? Как бомж? Родители будут ругаться. Давай, я в зале тебе постелю! Они ещё долго спорили, чему-то улыбаясь при этом. Наконец, в дверях показался Ленкин отец:

- Долго будете канителиться? Ты куда человека выпроваживаешь в такую холодину? Бери одеяло, подушку и стели ему в зале. Она радостно побежала исполнять приказ, а через полчаса уже сидела на краешке его постели, после того, как он позвал её шёпотом, бредущую в свой угол:

- Давай вместе побудем, Лен.

Осенняя темнота кромешна, в ней не видны даже лица. Они сидели в тишине и чувствовали, как неумолимый тёмный дождь бьётся в окна, молодым вином забираясь в сердца и в головы. Он притянул её к себе, прижался к ней небритой щекой. Они потёрлись носами, словно обнюхиваясь, и он принялся целовать её.

Она не противилась, пока не ощутила, как дерзко и холодно прикасаются к ней его руки. Одним движением она оттолкнула его, вскрикнула. Дом молчал. В глубине его всё уже спало. Только дождь продолжал шуметь. Диван заскрипел, Ленкин гость тяжело засопел и засобирался.

- Куда ты? Он не ответил.

- Куда ты?

- Пойду. Она выбежала за ним в сенцы, потом на порог. Залепетала, прося прощения, жалко потянулась к губам. Он отстранился:

- А дождь-то – тёплый, Лен! Теплейший дождь! Пойду.

И он пошёл, не разбирая дороги. Залаял пёс на цепи, радостно бросившись обнимать его грязными лапами, долго не поддавалась щеколда калитки. Это был дом женщины. И он не хотел отпускать мужчину.

Автор — Дубровина Мария.



Комментарии
  • прямо законченное произведение — можно по вечерам читать за чашкой чая и с пледом на коленях

  • Как интересно написано и легко читается! Согласно, как полноценное, но коротенькое произведение, которое приятно читать в дождливую погоду, когда за окном темный дождь, а ты дома и тишина.

  • Ольга

    Люблю читать произведения молодых авторов. Они непредсказуемые, свежие, в них еще не угасла романтика, не появилось желание копаться в страстях и болях. Это просто живой, цепляющий за душу, рассказ, из которого каждый сам сделает свой вывод.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).


Рубрики
Меню
Новые записи
Подписка на новости
Публикация на сайте
Разное