Слезы дождя о поэте

Так, как небо Кто знает, о чём плачет дождь? Слёзы дождя – всего лишь вода, к ним никто не относится серьёзно. Но когда в мире творится зло, а глаза людей остаются сухими, кому ещё заплакать, как не дождю?

слезы дождя о поэте

Жарким июльским днём много лет назад на горе Машук убили поэта. Убили из зависти и злобы, не понимая, кто перед ними. Приятели считали его снобом, гордецом, несносным и ветреным человеком. А он, и впрямь, был несносен: дерзил, говорил невпопад, обрывал разговор на полуслове, смеялся исподтишка, отпускал остроты, потом вдруг исчезал. Ему было легче общаться с небом, с одиноким ангелом, парящим в лазури, с белой грядою гор, с «цепью жемчужною» облаков.

И путь свой начал он с дерзости, обвинив мир и самого царя в убийстве другого поэта. Никто не решался тогда озвучить бывшее у всех в голове, а он, юный, решился. Его тут же нашли, отправили в изгнанье, а вслед за тем пришла к нему слава. Но ему никакая слава нужна не была. Он любил дорогу в горы, прямо и вверх, и свет звезды, говорящей с Богом, был ему единственным другом.

Когда поэта убили, началась гроза. Крупные, как куски породы, посыпались градины, обжигающие холодом, пролились на землю слёзы дождя. В один миг почернел ясный день, и ни кусочка лазури не осталось на небосклоне. Ночь среди дня – тёмная, непроглядная, как в день казни на Голгофе.

Рядом не оказалось даже врача. Беспомощно и робко, сами не понимая, что совершили, эти мальчишки, приятели поэта, держали на руках его слабое тело. А душа его уже взвивалась над ними, высоко, вольно, неистово, захлёбываясь свежестью горних струй, окуная крылья в слёзы дождя.

Ей родными были вихри пенящегося ливня, родной была сумасшедшая и злая пляска дождевых каскадов, попирающих твердыню земли. Она ликовала, наконец освобождённая и отданная в объятья неба. Прямо так – с горы – и ушёл он обратно, в ту небесную родину, о которой тосковал всю жизнь. С горы, как уходят поэты и пророки.

Бушевала гроза. Плакал мир, сотрясаясь от жалости к напрасной жертве. И, ещё не зная о беде, где-то в комнате с тяжёлыми гардинами, в своём степном гнезде под Пензой, ворочалась в кресле, схватившись за сердце, бабушка.

Слёзы дождя… Вы смываете кровь и омываете больное сердце мира. С каждой новой, бессмысленной гибелью, когда неловкая рука под корень срезает лучшие его цветы, в тот час, когда никто ещё не понимает беды, вы уже льётесь, прося у неба прощенья за лукавую злобу земных сердец. И каждый раз всё повторяется сначала.

Людям не жаль друг друга, потому что мы ещё не умеем любить. Любить и плакать от нежности и боли – так, как небо.

Автор — Дубровина Мария.



Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).


Рубрики
Меню
Новые записи
Подписка на новости
Публикация на сайте
Разное