Как прекрасны цветы после дождя

Небо который день затянуто серой пеленой туч. Кажется, за последнюю неделю воины видели дождь во всех его проявлениях – от мелкой, назойливой мороси до непроглядной водяной стены. Единственное, что может согреть в такую погоду (кроме, разве что, крепленого вина) – это воспоминания о возлюбленной.

цветы после дождя

Генрих, один из крестоносцев и «мечей Божьих», как их именовал святой отец, вспоминал свою супругу. Она всегда любила дождь, могла часами стоять у окон их родового замка в такой далекой для него теперь Англии и наблюдать за плачущим небом.

А еще Диана (именно так звали его жену) всегда говорила, что цветы после дождя – самые красивые. И Генрих раз за разом собирал для нее букет полевых цветов, хранивших на своих лепестках бриллиантовые капли упавшей с неба воды. «Да», — думал Генрих, – «Ты была бесконечно права: цветы после дождя самые красивые».

Поход длился уже не первый год. Многие даже перестали считать и делили свою жизнь на «бой» и «после боя». Если, конечно, им удавалось эту самую жизнь сохранить. Раз за разом падре Доминик надрывал глотку, доказывая, что все деяния, совершаемые крестоносцами короля Ричарда, угодны Богу.

«Палестина должна принадлежать христианам!», — кричит он перед строем уставших от сражений воинов, – «Святая Земля осквернена неверными!». Иногда во время таких проповедей Генрих слышал робкие шепотки сомневающихся.

Он прекрасно помнил Джона, робкого юношу, у которого еще даже не росла борода. Безземельный рыцарь и неисправимый романтик, Джон отправился в Святую Землю вслед за высокими идеалами. Но бесконечная война сломила и его.

Однажды, перед битвой, слушая наставления святого отца, он прошептал Генриху: «Мы ведь для них тоже неверные… Где же она, правда? Кто из нас борется за истину?». В душе Генрих был согласен с сомнениями юного рыцаря. Такие мысли часто посещали и его самого. Джона было жаль. Он погиб в этом же бою. Романтика, живущего по законам чести, убили предательской стрелой в спину. Страшная ирония войны.

Все воодушевляющие слова, все несметные богатства Святой земли, даже прощения всех грехов – все это было для Генриха второстепенным. Больше всего ему хотелось увидеть, так ли прекрасны цветы после дождя в других странах. Увидеть и сохранить в памяти их образ, чтобы затем рассказать Диане.

Рассказать так, чтобы она тоже могла представить себе их тонкие стебли, замысловатые цвета и большие капли свежей небесной воды, искрящиеся в лучах робко выглядывающего из-за туч Солнца.

«Родная», — думал он и на глазах невольно проступали слезы, – «Поверь, за все эти годы я не видел ни одного цветка». Ему казалось, что истерзанная копытами боевых лошадей земля уже никогда не сможет вновь ожить. Вытоптанная, выжженная, она жадно впитывает капли, падающие с неба, но этого мало.

Дождя, даже самого мощного, ничтожно мало для того, чтобы смыть кровь грязь и смерть, так глубоко впитавшиеся в землю. Мертвая земля, земля скорби и боли. Нет, это совсем не то, что Генрих хотел увидеть и запомнить. И уж тем более не то, о чем бы хотел рассказать жене.

Он ошибся. Как и многие его братья по оружию, живые или оставившие этот мир. Ошибка эта могла в любой момент стоить ему жизни. Генрих вспоминал плачущую Диану, тщетно пытающуюся отговорить его от похода. Она молила Генриха отказаться от этой затеи. Она молила Господа о том, чтобы тот вразумил безумного мужа. Все мольбы были напрасны.

Опухшими от слез глазами она смотрела на него, такого прекрасного в лучах восходящего солнца. «Ты вернешься», — думала Диана в тот день, – «Вернешься, я знаю. Ты обязан вернуться».

Генрих вернулся. После долгих лет ожидания, Диана снова увидела своего мужа. Она плакала на его плече. Почти всю ночь, заснув лишь под утро. Она плакала от радости, что может снова видеть его. И от горя, что Генрих уже никогда ее не увидит.

В последнем своем бою, Генрих был ранен. Все думали, что он не проживет и пары часов. Страшным ударом изогнутого меча «неверный» поразил рыцаря в голову. Генрих выжил, но навсегда потерял зрение. Страшный шрам пересекал лицо от челюсти через нос до лба. Диане было это безразлично. Главное, что ее муж вернулся живым.

Теперь она каждый раз аккуратно вела его на живописный луг, раскинувшийся близ их родового замка. Тот самый, на котором Генрих собирал ей цветы. Они гуляли, и Диана рассказывала о прекрасном, спокойном мире вокруг них. И о том, как прекрасны цветы после дождя.



Комментарии
  • Диана

    Настоящая любовь выдержит все. Сначала для нас любовь-это как зернышко в земле которое вырастает с нашими чувствами и потом превращается в цветок. И никакой дождь или солнце не смогут его сгубить, если сильна та любовь.Так и здесь любовь Генриха и Дианы прошла много испытаний, но не угасла. Лишь немногие могут принять любимого, изменившегося физически.

  • Екатерина

    Насколько красивая история.. Так и видится прекрасные замык и представляется прекрасная любовь. Я так понимаю, это какой-то известный сюжет и хотелось бы узнать, какой именно. Из рассказа непонятно, где происходило действие, в Англии или Франции.. Надеюсь, что в Англии, у англичан великолепные замки. Картинка не подходит, я бы украсила розами с каплями росы. Прекрасный рассказ, произвел впечатление..

  • Анастасия Королько

    По сути природа не может быть не красивой, дождь, закат, рассвет все это прекрасно. Я профессиональный фотограф, так что обращаю внимание на те вещи которые другие не замечают. История трогательная…

  • Зара

    Цветы сами по себе невероятно красивы, а после дождя и вовсе дивные, смывается пыль и грязь, они напиваются долгожданной влаги и раскрываются во всей своей красе и благоухании.

Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).


Рубрики
Меню
Новые записи
Подписка на новости
Публикация на сайте
Разное