Домовой после дождя

(Продолжение, начало ЗДЕСЬ)

К утру дождь кончился. Кот Василий ушел по каким-то своим делам, а Домовой вернулся в избу и забрался на печку. Оттуда он смотрел, что делают новые хозяева. Те с утра суетились. Главный из них, высокий и толстый, кричал что-то, поднеся к уху плоскую маленькую коробочку. Из коробочки в ответ неслись какие-то непонятные звуки. Во дворе после дождя стояли лужи. Голуби купались в них, разбрызгивая воду и оглядываясь испуганно, когда в очередной раз открывались ворота и входил кто-нибудь из деревенских старожилов.

дождь

Толстый приглашал всех в дом, и люди, недолго побыв там, уходили, унося с собой что-нибудь из вещей Старика и Старухи. Домовой глядел на все это, ничего не понимая. Ведь старики берегли то, что у них было, и он им в этом помогал, а Толстому ничего не было нужно. Солнце после дождя наконец-то выглянуло и ярко осветило дом и двор. Люди все шли. Вещей было немного, и скоро они кончились. Вынесли все, даже стол и лавки, вытащили рамы из окон. В пустом доме Домовому стало страшно. Он почуял недоброе и сжался в комочек на холодной печи. Про него никто не вспомнил.

Наконец, все вышли из дома. Домовой на мгновенье обрадовался. Вот уедут, и они с Василием заживут спокойно одни. Но в это время за окнами раздался ужасный рев и рычание, и что-то тяжелое ударило в крышу. Не опомнившийся еще после дождя и непогоды, дом затрясся и заходил ходуном, посыпались последние оконные стекла. Вверху над печью что-то тяжело и страшно грохнуло, — это обвалилась труба; затрещали доски и бревна. Домовой в ужасе заметался по дому, потом сел на пол, и, обхватив голову мохнатыми лапами, страшно завыл. Но из-за шума бульдозера люди его не услышали.

В эту минуту из подполья вылетел кот Василий, страшный, с вздыбленной шерстью и горящими безумными глазами. Подхватив Домового, он потащил его из дома на улицу. Домовой вырывался и плакал. Он все понял и хотел умереть вместе с домом. Потом он, наверно, все-таки умер, потому что какое-то время ничего не видел и не слышал. Когда он пришел в себя, они с котом Василием сидели под мокрым еще после дождя лопухом в соседском огороде, а на месте их дома торчала куча бревен и досок, и копошившиеся, как муравьи, люди быстро растаскивали их с разные стороны. С домом все было кончено.

Так они просидели до вечера. А вечером пришел мужик, высокий и здоровый, как шкаф, с лицом, напоминающим самовар. Домовой знал, что его звали странным именем — Шестерка. Он служил в новом доме напротив, за высоким и длинным забором. Никто из деревенских никогда за этим забором не бывал. Говорили, что подходить к нему опасно, особенно после дождя или мокрого снега. По периметру забора были установлены специальные следилки-глаза, и если к забору кто-нибудь приближался, Шестерка громким голосом прогонял его. Хозяин Шестерки приезжал редко и ни с кем из деревенских не общался.

Сейчас Шестерка пытался изобразить на лице нечто вроде улыбки. Он начал что-то говорить, но Домовой и Василий ничего не поняли. Если бы не Полудница, которая давно уже заглядывалась на Шестерку, он бы так ничего и не смог им объяснить. С ее помощью он все-таки растолковал им, что их Домовой помер после дождя в прошлый четверг, и ему поручили подыскать на его место нового. Так как Домовой не мог еще говорить, Василий ответил за него, что они согласны. «А насчет котов указаний не было!»- сказал Шестерка. Но Полудница объяснила ему, что Домовой может работать только с ассистентом, каковым является кот Василий.

Шестерка поговорил с кем-то невидимым, сказал, что позволено взять и кота, и велел им явиться к вечеру на новое место работы. Когда он ушел, Василий накрыл Домового лопухом, и тот уснул. До вечера.

(Продолжение ЗДЕСЬ)



Комментарии
Добавить комментарий

Я не робот (обязательно поставьте эту галочку).


Рубрики
Меню
Новые записи
Подписка на новости
Публикация на сайте
Разное